Идеологи «позитивного национализма» < Правительство генерала Фазлулла Захеди :: Экономика Ирана 1950-1970гг
  Экономика Ирана 1950-1970 годов  

Идеологи «позитивного национализма»

Идеологи «позитивного национализма»

Прежде всего сам глава иранского государства, противопоставляли свой новый курс «негативному равновесию» д-ра Мосаддыка. Доктор Мосаддык и его единомышленники считали, что Иран имеет возможность плодотворно развиваться лишь в политически разряженной международной обстановке. Иран должен был, по их взглядам, соблюдать нейтралитет в противоборстве между Западом и Востоком и своей политикой способствовать упрочению мира.

Однако глава иранского государства, оправдывая внешнеполитический курс Ирана после переворота 1953 г., отвергал идею о «негативном равновесии» как несостоятельную. Он писал, что сторонники Мосаддыка, резко выступая против английского империализма, на деле открыли путь «к проникновению» в Иран коммунизма. Характеризуя идеи Мосаддыка о нейтралитете как «пассивный национализм», как политику самоизоляции, шах Ирана писал, что «„позитивный национализм подразумевает политику максимальной политической и экономической независимости, совместимую с интересами какой-либо страны. С другой стороны, позитивный национализм не предполагает политику неприсоединения или выжидания».

Далее, говоря о готовности «принять дружбу любой страны», шах особо подчеркивал значение американской помощи для укрепления существующего в Иране политического строя, особенно в 1947 г. и после августовского переворота. Приветствуя американские деловые и коммерческие интересы, приветствуя американскую помощь по линии «4-го пункта» и военную «помощь», он объявлял их важными средствами «развития и укрепления Ирана» Практически осуществление курса «позитивного национализма» означало проведение Ираном согласованной с США антисоветской проимпериалистической политики в области внешних отношений.

Учредительная сессия, проходившая в Багдаде в ноябре 1955 г., привела к окончательному с участием Великобритании, Турции, Ирака, Ирана и Пакистана. Утвержденная на этой сессии структура Багдадского пакта, равно как и его вскоре начавшаяся деятельность, свидетельствовали о его агрессивной направленности и проимпериалистическом характере. Хотя пакт предусматривал и экономическое сотрудничество, главным в его деятельности со дня образования явилось сотрудничество по военной линии и в области разведки, а также в области организации борьбы против оппозиционных и антиимпериалистических сил.

При пакте был создан с этой целью «комитет по борьбе с подрывными элементами», который стал одним из основных. Экономический комитет стал проявлять активность в основном по линии создания коммуникаций (строительство телекоммуникационной линии, железных и шоссейных дорог, аэродромов, имеющих военно-стратегическое значение) Вслед за вступлением в Багдадский пакт правительство Ирана вместе с другими членами пакта приняло «доктрину Эйзенхауэра», дав обещание сотрудничать с США в осуществлении оборонительных мероприятий против всякой агрессии, откуда бы она ни исходила.

Данным актом был сделан еще один крупный шаг в сторону политического сближения с империалистическими странами. Вовлечение Ирана в военный блок, на котором настаивали империалистические круги США еще в конце 40-х годов, противоречило национальным интересам страны. Участвуя в военном блоке, Иран был вынужден тратить большие суммы на военные расходы, которые являлись огромным бременем для государственных финансов страны и привели к повышению дефицита госбюджета.

Вступая в блок, Иран оказался втянутым в холодную войну и во всех международных вопросах вынужден был придерживаться линии крупных империалистических держав, что нанесло удар по престижу Ирана, который оказался в изоляции от афро-азиатской солидарности. Подчиняясь интересам империалистических стран, правительство Ирана шло на свертывание внешней торговли с социалистическими странами и способствовало расширению в стране антисоветской пропаганды.